«МОЯ БАБУШКА МЕНЯ ИЗБИВАЕТ». Истории домашнего насилия, где агрессором были пожилые родственники

Юле было шесть лет, летом она отдыхала у бабушки в Дагестане. Читать книжки в жару сложно, ровесники не знают русского языка — Юля пошла ковыряться в огороде. Она насобирала огурцов и вернулась домой. Бабушка увидела грязь на обуви и детском сарафане, строго посмотрела и кинулась избивать ребёнка. По спине, рукам и ногам. Сейчас Юле 20 лет, но рукоприкладство в семье продолжается.

Мокрое место

Юля боялась даже стоять рядом с бабушкой — та всегда была на взводе, била по любому поводу: за отказ помочь по хозяйству или нежелание общаться с родственниками. Юле ставили в упрёк, что она не такая, как остальные девочки в семье, — неусидчивая и непослушная. Юлю легко могли избить при гостях, чтобы «обуздать», показать контроль над ситуацией. Незнакомцев это даже забавляло, вспоминает девушка.

Отца в семье не было, а мать сначала не вмешивалась в воспитание, а потом и сама начала применять насилие к дочери. Особенно часто это случалось, когда у девушки начался переходный возраст и она стала всё чаще вступать в конфликты со старшими. Другая близкая родственница — тётя — сочувствовала Юле, но сама так же поступала со своими детьми и предлагала ей «не обращать внимания» на поведение близких.

Избиениями дело не ограничивалось: бабушка контролировала, куда и с кем Юля ходила, что читала и смотрела. На уроках девушка часто плакала, если не знала правильного ответа, но рассказать кому-то о давлении в семье она не могла: тогда от неё не осталось бы и мокрого места, потому что она «позорит родственников». 

Малолетние дети — самая уязвимая группа. Если родители или опекуны оставляют школьников наедине с агрессивными бабушками и дедушками и не проявляют должного внимания к ребенку, то помочь им практически ничем нельзя: дети склонны винить в насилии самих себя, они чувствуют стыд и почти никогда не обращаются за помощью. У Юли так и было: она верила, что «бьёт — значит хочет наставить на путь истинный».

Сейчас Юля учится в одном из московских вузов, но финансово она зависит от семьи и продолжает жить с бабушкой, легко может получить от нее по спине за «неправильно» помытую посуду или игнорирование звонков. Однажды бабушку не устроило то, как Юля открыла дверь холодильника, — начался скандал, где девушку обозвали «ничтожеством». 

По словам самой Юли, эти избиения — способ бабушки оказать на неё давление и оставить последнее слово за собой. Теперь девушка отбивается как может и даже научилась блокировать удары. При попытках дочери поговорить о рукоприкладстве мама начинает рыдать, а бабушка считает себя правой как «человек, отживший своё и стремящийся научить уму-разуму». В полицию Юля не идёт: верит, что правоохранительным органам нет дела до семейных ссор, а ей такое дома точно не забудут.

Тяжелые предметы

Ульяне 21 год, впервые бабушка ударила ее в лицо, когда та еще ходила в детский сад. Было обидно, сразу подумалось, что бабушка злая и хладнокровная, поэтому с того момента Ульяна держалась мамы. Но когда она оставалась с бабушкой, наказания продолжались. Если Ульяна что-то делала не так или что-то не хотела (теряла 10 рублей или носовой платок), то за замечанием бабушки следовали крики и удары. Во время ссор бабушка могла кидать в ребёнка тяжёлые предметы, попадавшиеся ей под руку. Ульяна признается, что во время физических наказаний иногда испытывала страх за свою жизнь.

Читай продолжение на следующей странице
Остров вкуса
«МОЯ БАБУШКА МЕНЯ ИЗБИВАЕТ». Истории домашнего насилия, где агрессором были пожилые родственники
НАПИТКИ С КУРКУМОЙ — УНИКАЛЬНЫЙ СЕКРЕТ ДОЛГОЛЕТИЯ!